Еще в ноябре 2019 года, когда премьер-министр Ион Кику объявил о готовности Кремля предоставить нашей стране кредит в размере 500 миллионов долларов, который затем, в декабре, трансформировался в 300 миллионов, общество встревожилось. Эксперты обратили внимание на то, что кредитная линия, выделенная Москвой, является инструментом давления и даже контроля над внутренними политическими процессами, что он сделает молдавское государство более уязвимым. Более того, Россия не случайно согласилась выдать кредит Молдове на сумму 300 миллионов долларов на внедрение инфраструктурных проектов именно в 2020 году, когда в нашей стране пройдут выборы. Запуск подобных проектов позволит главе государства Игорю Додону нарастить политический капитал, а его популярность среди жителей Молдовы значительно возрастет, благодаря улучшению качества их жизни.

Аналитик Николае Негру подчеркнул тогда, что эта кредитная линия «может быть лишь пропагандистским шагом». По его мнению, данный кредит нужно оценивать очень прагматично и внимательно, чтобы это был кредит, а не способ вмешательства во внутреннею ситуацию в Республике Молдова, за что заплатят будущие поколения. Негру также утверждает, что Россия дает деньги только в политических и геополитических целях. Мнение аналитика разделяет и эксперт Игорь Боцан, который считает, что «Россия имеет в Молдове все, что ей нужно. У нее есть Приднестровье, православная церковь, есть телеканалы, медиахолдинги», а эти деньги могли быть предоставлены с учетом выборов.

От выделения этого кредита, выигрывает, в первую очередь, Россия, поскольку Республика Молдова вернет кредит с процентами, а Кремль таким образом укрепит шансы на то, что в его распоряжении будет пророссийский президент в течение еще четырех лет. В феврале премьер-министр Ион Кику избегал сообщать подробности, связанные с кредитов в 300 миллионов долларов, который правительство хочет взять у россиян. Если президент Игорь Додон говорил, что деньги могут поступить в Республику Молдова в конце февраля или в начале марта, то премьер-министр был сдержан в заявлениях. Он заявлял тогда, что власти еще обсуждают условия кредитования и говорил о «суверенном кредите». «Суверенный кредит означает, что мы получим деньги в бюджет страны и используем их без дополнительных условий, согласно законодательству Республики Молдова. С этой целью уже были начаты конкурсы на строительство дорог и по окончанию этих конкурсов мы выберем победителей», — заявил Кику.

Месяцем позже, 13 марта, кабинет министров утвердил решение о начале переговоров с Россией о выделении Республике Молдова кредита в размере 200 миллионов евро. Постановление приняли на заседании правительства, о котором прессу не уведомили. После встречи премьер-министр сказал, что первый транш из России поступит в начале апреля. «Речь идет о 200 миллионах евро, которые поступят в течение 2020 года. Процентная ставка составляет 2%, срок – 11 лет, период отсрочки – один год», — пояснил глава правительства. Кабмин уполномочил подписать кредитное соглашение посла Республики Молдова в Москве Андрея Негуцу. До этого премьер-министр говорил, что на эти деньги будет отремонтировано около 250 километров дорог, в том числе часть объездной дороги вокруг Кишинева.

Перевозки, как в Республике Молдова, так и в России, — чрезвычайно коррумпированная сфера. Это увеличивает риск, что как российские, так и молдавские официальные лица, имеющие доступ к кредитной линии, будут применять различные схемы хищения финансовых средств. Строители часто указывают завышенные цены на используемые стройматериалы и заменяют их некачественными материалами. И это в том случае, когда инфраструктурный проект доводится до конца и его не бросают на полпути, как это случалось. В итоге у нас будут такие же дороги, плохого качества, которые постоянно будут требовать ремонта. Участие российских специалистов и рабочих в проектах, финансируемых Российской Федерацией, — это отнюдь не радующая новость. По качеству дорог наша страна, согласно Отчету о глобальной конкурентоспособности за 2019 год, находится на 129 месте среди 141 страны. Молдова набрала только 2,6 пункта из семи возможных. В этом же рейтинге Российская Федерация находится 99 месте с 3,5 пунктами из семи возможных. (http://www3.weforum.org/docs/WEF_TheGlobalCompetitivenessReport2019.pdf)

Молдова неоднократно демонстрировала свою уязвимость перед коррупцией. Примером тому являются события апреля 2017 года, когда прокуроры по борьбе с коррупцией и офицеры НЦБК нагрянули к множеству сотрудников министерства транспорта и представителям некоторых компаний. Тогда были задержаны министр транспорта Юрие Киринчук, исполняющий обязанности гендиректора Государственной администрации автомобильных дорог Вячеслав Телеман и два бизнесмена. Согласно материалам следствия, тогдашний министр транспорта и дорожной инфраструктуры, в соучастии с тремя другими впоследствии задержанными лицами, оказывали давление на компанию, выигравшую тендеры, финансировавшиеся Европейским инвестиционным банком, чтобы вынудить ее уступить часть объема работ аффилированным  экономическим агентам. В 2016-2017 годах Киринчук и Телеман создавали различные препятствия экономическому агенту, победителю тендеров, не визируя некоторые документы на проведение работ, затягивая утверждение в министерстве транспорта и Государственной администрации автомобильных дорог, а также вынуждая фирму заключить субконтракты с близкими к чиновникам компаниями. В мае 2019 года Юрие Киринчук получил 3,5 года тюрьмы. Приговор вынесли судьи Кишиневской апелляционной палаты, после того, как суд первой инстанции назначил бывшему министру более мягкое наказание — один год и четыре месяца условно. Однако бывший министр транспорта все же избежал тюрьмы, благодаря решению Высшей судебной палаты, которая в декабре 2019 года приговорила его к одному году и четырем месяцам лишения свободы условно.

Насколько мы понимаем, схемы остаются теми же, меняются лишь люди. В этих условиях, без строгого надзора, инфраструктурные проекты обогатят молдавских и российских дельцов, а молдавское общество, которое будет вынуждено возвращать кредит, останется с несуществующими или такими же некачественными дорогами. Более того, и молдавские рабочие не выиграют от этих проектов, поскольку президент Игорь Додон объявил, что он намерен привлечь к ремонтным работам рабочих-мигрантов.

Если Россия действительно хочет оказать поддержку Республике Молдова, что маловероятно, нужно все же сконцентрироваться на борьбе с коррупцией, росте финансовой стабильности и административном управлении. Однако эти меры позволят превратить Республику Молдова в стабильную и сильную страну, чего Россия не желает. А если мы глубже проанализируем ситуацию, то увидим, что, взяв этот кредит, Республика Молдова рискует потерять свою идентичность и даже суверенитет. Наше государство будет еще больше должно Кремлю и теснее связано с ним, а рост задолженности перед Россией свяжет руки молдавским политикам, страна станет менее свободной и независимой.

Бывший посол нашей страны в Москве, аналитик Анатол Цэрану, заявил в комментарии для Радио Свободная Европа, что по-настоящему должен беспокоить не кредит, а цена, потребованная Москвой взамен финансирования. „Россияне никогда не дают деньги просто так, ради реформ в Республике Молдова. Условия очень жесткие и носят геополитический характер: или становишься в российский строй и от этого – покорным, становишься фактором российской политики, или не получаешь эти деньги. И потом, эти экономические отношения с россиянами очень вредны из-за условий геополитического характера, поскольку экономические связи с россиянами означают раболепие. И те, кто связывает нас такими отношениями, передают эту тяжелую ношу и следующим властям. Даже, если они будут более пророссийскими, им придется платить за эти уступки, которые сейчас делают Додон и его команда. Это очень серьезный вопрос», — говорит Анатол Цэрану.

Если Республика Молдова хочет избежать зависимости от Кремля, нужно изучить пример государства, контролируемого российским правительством путем экономического давления, государства, которое много лет назад потеряло суверенитет – это Беларусь. Однако поймут ли молдавские власти, что они могут учиться и на ошибках других стран или же и дальше будут наступать на те же грабли?