Менее чем за 10 дней до президентских выборов в Молдове в ход пошла тяжелая артиллерия. В поддержку кандидатуры Игоря Додона высказался российский президент. Однако эффект может оказаться совсем иным.

В военной терминологии есть такое понятие: дружественный огонь. То есть, когда под обстрел по ошибке попадают не вражеские, а свои же или союзнические войска. Похоже, на этот раз под огнем оказался Игорь Додон.

«Мы очень рассчитываем, что и на ближайших выборах в Молдавии молдавский народ оценит те усилия, которые предпринимает действующий президент республики для выстраивания отношений с Россией», — заявил российский президент Владимир Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай».

Дабы у молдавских избирателей не возникало сомнений, в том, что голосовать нужно именно за Додона, что у Молдовы только одна дорога и ведет она к России, кремлевский лидер заявил о полной зависимости молдавской экономики от российского рынка.

«Мы видим, что происходит вокруг Молдовы, и знаем потребности молдавского народа и в развитии демократии, и в развитии экономики с другой стороны. Но молдавское вино кто покупает? Во Франции купят молдавское вино?… Дело не только в вине, но другие отрасли экономики настолько завязаны на Россию, что нормально существовать просто не могут, пока во всяком случае. Нигде, кроме как на российском рынке это производство не востребовано», — утверждает кремлевский лидер.

Первый аргумент бьет по тщательно выстраиваемому имиджу Додона, позиционирующего себя как взвешенного политика, выстраивающего выгодные отношения как с Западом, так и с Россией. Заявление Путина в очередной раз подтверждает, что Додон ориентирован исключительно на Москву. Это подтверждают и факты, о чем писал Disinfo: молдавский президент за минувшие три с лишним года встречался с лидером Кремля не меньше 14 раз, а с лидерами европейских государств – лишь трижды. Кстати, со стороны ЕС заявлений о поддержке Игоря Додона не было и даже намека на поддержку, что было бы логично, проводи он взвешенную политику.

Второе утверждение, о полной зависимости молдавской экономики от России, принять за чистую монету можно лишь не зная реального положения дел. Да, долгие годы львиная доля молдавского экспорта, особенно поставки вина, приходилась на рынок РФ. Однако, после того как в 2003 году Владимир Воронин отказался подписывать невыгодный для Молдовы «меморандум Козака» (он предусматривал федерализацию страны и право России держать свои войска на молдавской территории еще 20 лет), в отношениях Кишинева и Москвы произошло охлаждение. Россия ввела эмбарго на импорт молдавской сельхозпродукции. Это нанесло серьезный удар и по отечественному виноделию. Достаточно сказать, что в 2000 году 67% импорта вина в Россию приходилось на молдавскую продукцию, в 2007 – всего 0,4%. Со временем поставки выросли, но прежних значений не достигли.

Впрочем, запрет имел и положительный эффект. Лишившись доступа на российский рынок, молдавские виноделы пробились на другие и улучшили качество продукции. По данным за 2019 год, основным потребителем отечественного вина является Румыния: на нее приходится 13,8% экспорта молдавской винодельческой продукции. Россия на третьем месте с 12,7%, на втором – Польша: 12,8%.

А как обстоят дела с экспортом в целом? Может, действительно, основная масса произведенной в нашей стране продукции уходит на российский рынок? Однако и тут картина совершенно иная. Сухие цифры: в январе – сентябре 2020 года в страны ЕС Молдова поставила товаров на 1 млрд долларов США, на европейский рынок пришлось 65,3% экспорта, в то время как на страны СНГ – лишь 16%. А кто же является основным  потребителем продукции Молдовы? И это снова Румыния. 26,8% — такова ее доля в молдавском экспорте. Россия идет второй, но с почти трехкратным отставанием: на ее долю приходится лишь 9,75%. Подробные данные есть на сайте Национального бюро статистики. Иными словам, утверждение Владимира Путина о полной зависимости молдавской экономики от РФ, о том, что «нигде, кроме как на российском рынке это (молдавское) производство не востребовано», мягко говоря, не соответствует действительности. И это результат политики Москвы. Эмбарго, попытки усилить зависимость Молдовы от России, привели к обратному результату: молдавская экономика переориентировалась и уровень ее зависимости от поставок в РФ значительно снизился.

Экономический аргумент Путина так же бьет по Додону, как и его слова об усилиях, предпринимаемых молдавским президентом «для выстраивания отношений с Россией». Принять на веру утверждение лидера Кремля могут лишь люди, незнакомые с реальным положением дел в сфере экспорта либо слепо верящие всему, что говорит российский президент. Критически мыслящим избирателям понятно, что Владимир Путин лукавит, стремясь помочь лояльному Москве Додону победить на выборах.