В условиях спотыкающейся России Румыния может предложить активную „вакцинную дипломатию”, которая, помимо повышения популярности Румынии среди молдавских граждан, способствовала бы сокращению российского влияния…

С начала пандемии COVID-19 санитарный кризис в Молдове выделился высокими показателями инфицирования и смертности, помещающими страну в список наиболее активных источников заражения в Восточной Европе. Но, помимо многочисленных неудач, связанных с реагированием на пандемию, страна превратилась в показательный пример того, когда мы можем наблюдать пока что скрытое, но проходящее в неравных условиях соперничество между „вакцинными дипломатиями” Румынии (осязаемой) и России (иллюзорной). Хотя обе стороны преследуют в Молдове антагонистические историко-геополитические интересы, коронакризис выявил кардинальную разницу в их подходах.

По сравнению с активной позицией Бухареста, приносящей осязаемые результаты, реакция Москвы на пандемию в Молдове оказалась запоздалой, а её вклад – намного меньшим. В ряде аспектов Румыния опередила даже помощь, предоставленную Евросоюзом, который, в свою очередь, отличился значительной поддержкой Молдовы – в виде медицинской экипировки, (макро-)финансовой помощи, содействия пожертвованиям вакцин по линии COVAX. В то же время, европейская помощь не входит в рамки сравнительной схемы действий Румынии и России на молдавском направлении с начала пандемии, в марте 2020 года, и до поступления вакцин в страну, начиная с февраля 2021 года.

Как в период управления страной пророссийскими социалистами во главе с Игорем Додоном, так и, в ещё большей степени, после вступления в должность президента Майи Санду (в конце 2020 года), Румыния придерживалась прагматичной позиции в отношении санитарной помощи Молдове. В расчёты же России не входило оказание содержательной помощи молдавским пророссийским силам, находившимся у власти в 2020 году (см. Таблицу). С одной стороны, тогдашние усилия Москвы были сосредоточены на очень адресном оказании санитарной помощи (в виде масок, тестов, врачей и т. д.) для разрушения единства Евросоюза и для дискредитации ЕС на Западных Балканах – в Италии и Сербии соответственно (IPN, апрель 2020 г.). С другой стороны, если бы Москва оказала существенную помощь Молдове, это стало бы затратным прецедентом для российского бюджета и породило бы просьбы о помощи от других стран постсоветского пространства, прежде всего – входящих в Евразийский экономический союз.

Таблица. Санитарная помощь Молдове от Румынии и России, оказанная в период с марта 2020 года по 20 марта 2021 года

Санитарная помощь

Румыния

Россия

Врачи

42 человека / 15 дней

Нет

Средства индивидуальной защиты

2 партии СИЗ

(33 грузовика)

15 000 медицинских тестов

Прямое содействие в закупке лекарств

Да

Нет

Вакцины – обещанные пожертвования

200 000

Нет

Источник: Компиляция автора

Румыния на пути „вакцинной дипломатии”

В период пандемии солидарность Румынии с соседней страной носила выраженный характер и приняла различные формы. В начале 2020 румынская сторона не стала перекрывать поток медикаментов, поступающих в Молдову (в марте 2020 г.), в условиях, когда в масштабах Евросоюза и за его пределами инстинкт национального эгоизма породил дефицит в рамках международного экспорта лекарств. Позднее Румыния направила временную врачебную миссию (в составе 42 врачей и медсестёр), которая в различных населённых пунктах Молдовы оказала помощь местному медицинскому персоналу, не справлявшемуся с абсолютно незнакомым вирусом. Ещё одним усилием румынской стороны стали две крупных партий экипировки и медикаментов, отправленных в мае 2020 года (3,5 миллиона евро) и в первые месяцы 2021 года (2,3 миллиона евро). Наконец, Бухарест согласовал безвозмездную передачу Молдове 200 000 доз вакцины, приобретённых Румынией для собственных нужд в рамках централизованных процедур ЕС. Анонсированное президентом Клаусом Йоханнисом в конце 2020 пожертвование начало обретать реальные очертания с конца февраля 2021 года, когда была поставлена первая партия в составе 21 600 доз вакцины. Заявление о предстоящем пожертвовании, а затем и сама поставка вакцины, заложили надёжные основы благоприятной для Румынии „вакцинной дипломатии”  Так, помощь, предоставляемая Молдове и её населению, в составе которого имеется большое количество граждан с румынскими паспортами (по оценкам, около 1 миллиона человек), позволяет Румынии стабилизировать эпидемиологическую безопасность на своей восточной границе. В среднесрочной и долгосрочной перспективе с помощью „вакцинной дипломатии” румынские власти могут укрепить свою позитивную репутацию в Молдове, где общественность по-прежнему больше восхищается Владимиром Путиным – 45,5%, чем Клаусом Йоханнисом – 35,4% (БОМ, февраль 2021 г.).

Пользуясь благоприятной политической конъюнктурой в Молдове, Румыния имеет возможность эффективно проводить в жизнь „вакцинную дипломатию”. Президент Майя Санду активно занимается подробным информированием о помощи, получаемой страной от Румынии и других внешних партнёров. А в случае утверждения нового премьер-министра из числа политических союзников Санду (Игоря Гросу) открытость Молдовы для международного сообщества в поисках дополнительной гуманитарной помощи возрастёт ещё больше. В этих условиях увеличится и запрос на поддержку, адресованный Румынии. Прогресс в области вакцинации, уже демонстрируемый Румынией по сравнению с другими государствами-членами ЕС (на 21 марта 2021 года полностью вакцинированы 75% медицинского персонала), может подвигнуть её на еще более решительное продвижение своих стратегических интересов в Молдове посредством поставок вакцин и содействия молдавским гражданам, обладающим пригодными румынскими документами, в „вакцинном туризме”.

Россия и иллюзорная „вакцинная дипломатия

В случае России жесты помощи Молдове были редкими и малозначительными. Так, при российской поддержке была доставлена закупленная экипировка и пожертвования из Китая (в апреле  2020 года). Посольство России также передало медицинские тесты в марте и декабре 2020 года (10 000 и 5 000 штук соответственно). Объём полученной от Москвы помощи несравним с объёмом помощи от Румынии, который составляет не менее 5,8 миллиона евро.

В то же время, хотя российская вакцина уже зарегистрирована в Молдове (ТАСС, февраль 2021 г.), Россия не поспешила предоставить соответствующее  пожертвование. Между тем, сепаратистский приднестровский регион, который ещё в декабре 2020 года объявил о том, что получит 30 000 доз российской вакцины (на первом этапе, а затем ещё 40 000), согласился принять вакцину AstraZeneca из предоставленной Румынией партии (1 810 доз). Однако после выявления недостатков у вакцины AstraZeneca приднестровский регион приостановил вакцинацию и воспользовался моментом, чтобы повторно направить Москве запрос о поставке вакцины. На уровне российской Государственной Думы было принято решение ускорить поставки Спутника V в регион (18 марта 2021 г.). Срочная вакцинация Приднестровья имеет для России значение в плане безопасности, она понимает риски COVID-19 для стабильности сепаратистского режима и санитарной безопасности российских сил, дислоцированных в регионе. Бездеятельность России в области поставки вакцины побудила руководство гагаузской автономии – ещё одного пророссийского региона – обратиться за помощью к Турции, которая, вроде бы, согласилась безвозмездно поставить вакцину (скорее всего, китайского производства). В то время как Молдова получает пожертвования от Румынии, через платформу COVAX, от Арабских Эмиратов (партия из 2 000 доз вакцины), Россия пока фигурирует только в обещаниях лидера социалистов Игоря Додона. Это не означает, что российские власти не ставят перед собой цели проведения „вакцинной дипломатии”, а, скорее, говорит о том, что они испытывают серьёзные трудности из-за превышения своих реальных возможностей.

Вместо заключения

В ходе пандемии и в ситуации с поставкой вакцин Румыния демонстрировала последовательность в своей солидарности с Молдовой. Политическое сплочение проевропейских сил в Кишинёве, во главе с президентом Санду, служит дополнительным стимулом для предоставления санитарной помощи Бухарестом. Обретает очертания прочный фундамент для проведения румынскими властями „вакцинной дипломатии” в отношении Молдовы, в частности, для улучшения своей репутации на левом берегу Прута. В то же время, некоторые политические силы Румынии могут видеть в „вакцинной дипломатии” полезный способ продвижения идеи унионизма.

Хотя на глобальном уровне Россия использует „вакцинную дипломатию”, преследуя сомнительные цели, в Молдове отсутствует достаточная или потенциально заметная заинтересованность в её реальном применении. Российская санитарная помощь, предоставленная с 2020 года, была ничтожно малой. Кроме того, запаздывают поставки Спутника V даже для нужд вакцинации сепаратистского региона, в котором дислоцируются российские силы, и который призван держать в напряжении Молдову и Украину. В условиях спотыкающейся России Румыния может предложить активную „вакцинную дипломатию”, которая, помимо повышения популярности Румынии среди молдавских граждан, способствовала бы сокращению российского влияния.

Источник: https://www.ipn.md/ru