Игорь Додон, президент Республики Молдова и неофициальный лидер Партии социалистов Республики Молдова, имеет за своей спиной весьма разнообразную историю: от пророссийской политической позиции до проевропейской, от государственности, суверенитета до федерализации страны. На днях Игорь Додон встретился с так называемым тираспольским лидером Вадимом Красносельским. Додон адаптировал свое выступление для кишиневской и приднестровской прессы.

Таким образом, выступая перед левобережными СМИ, Додон назвал Вадима Красносельского «президентом Приднестровья», а на своей странице в Фейсбуке и кишиневским журналистам он сказал, что «встретился с лидером Приднестровья».

Согласно озвученной информации, они обсудили множество актуальных вопросов, которые нуждаются в решении во благо жителей обоих берегов Днестра. Абсолютно ясно, что диалог был политическим, без прямого результата. Таким образом, независимо от обсуждаемых тем, решения принимаются на рабочих площадках, созданных для разрешения приднестровской проблемы.

Другая тема, которую президент Игорь Додон прокомментировал для журналистов по-разному, касается 37 незаконно установленных постов. Если для кишиневской прессы Додон неоднократно подчеркивал, что они незаконны, то после встречи с Краносельским они стали «временными «карантинными» постами в Зоне безопасности».

«…обсудили снятие временных «карантинных» постов в Зоне Безопасности, некоторые шаги по обеспечению свободы передвижения, а также по защите прав и свобод человека. Особое внимание уделили ситуации с подготовкой к учебному процессу с 1 сентября, передвижению школьников и учителей, другим аспектам в этой сфере.

Достигли конкретных договорённостей по продвижению тематики телекоммуникаций, по уголовным делам и по банковским вопросам. Поддержали инициативу международных партнёров о скорейшем открытии троллейбусной линии Бендеры-Варница как ещё один проект в сфере содействия свободе передвижения и меры по укреплению доверия», — написал Додон на своей странице в Фейсбуке.

Приднестровцы – инструмент для голосования в руках социалистов

От выборов к выборам приднестровцев все чаще организовано доставляли на избирательные участки, расположенные на правом берегу Днестра, добиваясь увеличения числа голосов за того или иного кандидата.

Согласно результатам исследований, на парламентских выборах, состоявшихся 24 февраля 2019 года, к урнам для голосования пришло в два раза больше граждан, чем на президентских выборах 2016 года. По данным Центральной избирательной комиссии, в одномандатных округах №№47, 48, образованных для приднестровского региона, проголосовало свыше 37 тыс. избирателей. Те же данные, обнародованные ЦИК, свидетельствуют о том, что 13 ноября 2016 года, во время второго тура президентских выборов, на избирательные участки пришло около 15 тыс. приднестровцев.

Также в 2016 году впервые были зарегистрированы реальные случаи организованной доставки избирателей из приднестровского региона на участки для голосования, расположенные на правом берегу Днестра.

Организованную доставку жителей левобережья Днестра на участки для голосования, расположенные на территории, контролируемой конституционными молдавскими властями, осуществили вновь 24 февраля 2019 года, на парламентских выборах, но в больших масштабах, как мы отметили выше.

Вице-председатель так называемого приднестровского законодательного органа Галина Антюфеева заявила тогда для агентства ТАСС:

«У Приднестровья свой парламент, официально мы в выборах в соседней Молдавии не участвуем, избирательных участков на своей территории не открывали. Однако у нас проживают граждане, которые обзавелись молдавскими паспортами и имеют право выбирать парламент соседней страны. Мы с уважением отнеслись к просьбе молдавского руководства не мешать им принимать участие в голосовании. Что касается обвинений в фальсификациях со стороны некоторых молдавских партий, то власти Приднестровья к этому отношения не имеют».

В 2019 году, те, кого привезли на голосование на правый берег Днестра, получили компенсацию в размере 20 долларов. За эти деньги избиратели должны были поставить печать справа от Демократической партии Молдовы.

Федерализация, продвигавшаяся Додоном

Игорь Додон и ПСРМ говорили о федерализации еще в 2012 году – как о единственном способе урегулирования приднестровского конфликта. Помимо федерализации, у Додона было два других, но недопустимых сценария территориальной реинтеграции страны. Социалисты говорили о силовом присоединении приднестровского региона к Республике Молдова, а также о признании его независимости.

По мнению Додона, сначала должны быть выполнены два предусловия: мировым державам следует признать нейтральный статус Молдовы и право Приднестровья на самоопределение в случае утраты Молдовой государственности, то есть, если она объединится с Румынией. В случае федерализации, считает Додон, у Приднестровья должны остаться президент, парламент, правительство и даже флаг, а общими будут лишь государственность, границы, внешняя политика, бюджет и банковская система. Нейтральной Молдове, какой ее видит Додон, армия не нужна будет ни на правом, ни на левом берегу Днестра.

Игорь Додон озвучивал свой план федерализации больше восьми лет, недавно же он заявил, что его реализация больше невозможна.

«Федерализация Молдовы невозможна. Приднестровская проблема может быть решена только в международном геополитическом контексте. Нужно найти компромисс с приднестровской стороной. Любой другой формат решения проблемы будет заблокирован Европейским союзом, Украиной, внешними партнерами. Не будет никакого другого сценария», — заявил Игорь Додон.

Десятки проблем, не решаемых годами

Переговоры по приднестровскому конфликту идут с перерывами. Об этом говорится в докладе IDIS Viitorul. Официальный Кишинев неоднократно указывал на действия Тирасполя, имеющие отрицательный эффект: проблемы, с которыми сталкиваются школы с преподаванием на румынском языке, использующие латиницу, проблему обработки сельхозугодий, расположенных за трассой Рыбница – Тирасполь, совместные учения российских и приднестровских вооруженных формирований. Приднестровская же сторона чаще всего поднимают лишь социальные и экономические вопросы, а темы, связанные с политикой и безопасностью не включены в повестку дня.

Проблема сельхозугодий. Молдавское правительство заплатило фермерам около 28 миллионов леев в качестве возмещения доходов, недополученных в 2014-2016 годах. Несмотря на то, что в 2018 году фермерам впервые был предоставлен безусловный доступ на их земли сроком на 20 лет, начиная с 1 августа 2018 года, несмотря на последовавшую за этим выдачу сертификатов, владельцы сельхозугодий продолжают испытывать проблемы с доступом на свои поля.

Тема свободного передвижения. Существуют миграционные требования, устанавливающие правила нахождения на территории приднестровского в течение 45-90 дней (срок зависит от гражданства). Чиновники, в том числе лица, занимающие высокие государственные должности, должны направить письменное уведомление, чтобы им позволили пересечь административную границу с приднестровским регионом. Обращение подается в Бюро по реинтеграции, которое затем передает необходимую информацию в Тирасполь: даты приезда и отъезда, имя, фамилию, цель  поездки, пункт перехода. При этом существует черный список, в который входят правозащитники и те, кто подвергает жесткой критике приднестровский режим. В феврале 2014 года было подписано протокольное решение, которое предусматривает снятие барьеров на пути свободного передвижения, дополняющее ст. 6 соглашения от 1992 года.

Функционирование школ. Приднестровская сторона чинит серьезные препятствия нормальной работе школ с преподаванием на румынском языке, подчиняющихся молдавскому министерству образования.

Ситуация в зоне безопасности (проблемы). Сотрудники территориальных подразделений молдавских ведомств – прокуратуры, МВД, Национальной администрации пенитенциарных учреждений – сталкиваются с различными проблемами. Приднестровская сторона предпринимает провокационные действия, чтобы вынудить вывести молдавские учреждения из Бендер (не позволяет переводить заключенных в расположенное в Бендерах пенитенциарное учреждение, преследуют родственников работников молдавских органов, находящихся в зоне безопасности).

Помимо этого, остаются нерешенными проблемы в области связи и банковской сфере.

Банковская система приднестровского региона двухуровневая, она аналогична существующей на правом берегу Днестра. В нее входят Приднестровский республиканский банк (ПРБ), Приднестровский Сбербанк, восемь коммерческих банков и другие кредитные организации, имеющие разрешения на осуществление  определенных банковских операций.

На втором уровне находятся шесть коммерческих банков с 21 филиалом, которые осуществляют деятельность в приднестровском регионе. Из-за того, что у них нет лицензий, выдаваемых НБМ, а только «разрешения» на осуществление банковских операций, выданные ПРБ, данные учреждения не признаны на международном уровне и вследствие этого они не могут самостоятельно выполнять международные расчетные операции, их приходится осуществлять через российские банки.

В связи с тем, что тираспольские власти ходатайствовали о праве проводить независимую денежно-кредитную политику, в мае 1997 года был подписан Меморандум об основах нормализации отношений между Кишиневом и приднестровским регионом.

Однако, желая работать и на международном уровне (НБМ не может лицензировать левобережные банки, пока у нет механизма контроля и надзора, который применяется в отношении лицензированных банков, находящихся на правом берегу Днестра, поскольку первые не подчиняются молдавским законам), тираспольские власти обратились к Кишиневу с просьбой легализовать банковские учреждения, расположенные в регионе.

Другая проблема – публичный долг. По состоянию на 2017 год долг региона составлял 1,26 млрд долларов США, что составляет 33% от общего долга Республики Молдова. Таким образом, 1/3 публичного долга приходится на левый берег — это при том, что на него приходится лишь 14% населения Молдовы.

Независимость, о которой мечтают приднестровцы

Главный переговорщик от Тирасполя Виталий Игнатьев считает, что независимость Приднестровья может быть признана на международном уровне меньше чем за 5-10 лет. У Приднестровья «есть политико-правовые и исторические основания для международного признания», — заявил Игнатьев в интервью газете «Комсомольская правда». «Понимание того, что Приднестровье давно состоялось, что это самостоятельный субъект международных отношений […] появляется всё у большего количества наших международных партнеров. А следующим шагом признания этой де-факто реальности должно стать де-юре признание Приднестровья», — сказал Игнатьев, подчеркнув, что в ходе переговоров по приднестровскому урегулированию Тирасполь стремится «утвердиться как независимое государство».

Россия пыталась и, конечно, будет и дальше пытаться влиять на решения молдавских властей, касающиеся внешнего вектора страны, используя замороженный приднестровский конфликт Одновременно Россия использует регион, продвигая свои интересы.

В регионе продолжают находиться около 1 500 военнослужащих 14-й армии советских, а затем российских Вооруженных Сил, которая была преобразована в Оперативную группу российских войск (ОГРВ), а также около 400 российских военных, входящих в состав совместных миротворческих сил.