Владимир Путин вновь оказался перед самой крупной угрозой за годы его многочисленных сроков правления. На этот раз проблема создана Беларусью и вечным президентом соседней страны, с которым Россия намеревается создать общее государство.

Александр Лукашенко столкнулся с самыми мощными протестами, сотни тысяч участников которых требуют его отставки. Однако любой шаг Москвы может оттолкнуть от нее население или привести к потере Лукашенко. Кремль стоит перед выбором: либо ввести войска и ликвидировать Беларусь как государство, либо не препятствовать такому развитию событий, при котором победа окажется на стороне участников демократических протестов, имеющих эффект домино, который трудно остановить соседней России.

Накануне все более рискованных выборов, путинская Россия предпочитает выжидать и максимизировать выигрыш после бури, нежели делать выбор, предполагающий огромный риск. Вечные шахматы и ожидание, при котором хороших решений мало и они рискованны, а большинство вариантов становятся все более и более опасными для выживания путинской системы руководства в Российской Федерации.

ЛУКАШЕНКО ГОТОВ ПОЖЕРТВОВАТЬ БЕЛАРУСЬЮ РАДИ СВОЕГО ТРОНА

Александр Лукашенко авторитарно руководит Беларусью больше 26 лет. С 1994 года. Он ошибочно считается первым президентом, в действительности же первым главой белорусского государства был Станислав Шушкевич – с 1991 года, с момента распада СССР и обретения государственной независимости, до 26 января 1994 года. Вместе с Борисом Ельциным и Леонидом Кравчуком, он подписал в 1991 году документ, ознаменовавший распад СССР.

На фундаменте этой пропагандистской фальшивки, Лукашенко пытался построить националистический вариант своего собственного становления, полностью связав с себя с существованием государства и заявив рабочим Минского автозавода, которые освистали его и потребовали его ухода, что он жесткий, что он отнюдь не идеальный, но иначе государства Беларусь бы не существовало, а потеря первого президента обернется распадом страны.

С другой стороны, Александр Лукашенко всегда исполнял танец лучшего партнера России и Путина, вместе с Беларусью, членом союзного с путинской Россией государства, даже если он постоянно уклонялся от размещения российских военных объектов на собственной территории и реального объединения двух государств. Он каждый раз уравновешивал внутренние репрессии сближением и преимуществами, полученными у России, националистический дискурс (в том числе антироссийский) – с готовностью к правильным отношениям с ЕС и западными соседями.  Реагируя на массовые уличные манифестации (…), после сфальсифицированных президентских выборов Лукашенко применил тот же набор инструментов публичной коммуникации.

Однако сначала он максимально обострил отношения с Россией, арестовав группу из 33 сотрудников частной компании Вагнера, которые следовали через Минск в африканское государство. Он упрекнул Россию во вмешательстве и обвинил в попытке государственного переворота, чтобы завоевать симпатии и заручиться поддержкой на выборах. Сразу после них 32 члена группы передали России. Обострение отношений с Москвой и утверждение себя в качестве независимого президента, сильного защитника своего государства сыграло злую шутку после выборов, когда Лукашенко вновь понадобился Путин. Двух телефонных разговоров и гарантий России в связи с возможной внешней интервенцией – предположительно, НАТО или Запада, несмотря на то что российские войска и так были сосредоточены на границе – было достаточно, чтобы театр был полноценным, вот только ожидаемых результатов это не дало.

На самом деле Беларуси никто не угрожает. Запад не намерен ни на кого нападать и Россия очень хорошо об этом знает. Однако она позволила Лукашенко спасти свою шкуру, используя в том числе и неприятные для Путина средства. Кстати, вот почему пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков публично заявил, что Путин не принимал Лукашенко, когда тут запустил слух, что он был в Кремле. Путин умыл руки как Понтий Пилат.

На самом деле белорусский случай имеет исключительно внутренний характер. Населению надоели и пропаганда, и репрессии, и отсутствие альтернатив, и фальсификация выборов, что стало последней каплей и вызвало шквал ярости. Лукашенко и раньше так же проводил выборы, однако с позиции кандидата, не имевшего равного соперника и оппозиции. На этот раз он по очереди, одного за другим арестовал своих соперников и исключил их из гонки, оставшись с тремя женщинами, которые выступили против него. Светлана Тихановская, жена одного из арестованных оппозиционеров, которая, по официальным данным, набрала 10,12% голосов, была вынуждена, после семи часов, проведенных с местным КГБ, бежать с детьми в Литву, отправиться в изгнание. Эти действия привели в ужас людей и подчеркнули крах Лукашенко, о котором говорят, что он не выиграл выборы (…).

Сегодня Лукашенко в состоянии пожертвовать государством, чтобы спасти свой трон. Он готов пообещать России все что угодно, только бы ему помогли остаться в должности. Он согласился бы и на общее государство, и на военное присутствие, лишь бы остаться президентом. Он бы сделал и объявил об этом, только вот Путин не готов принять его, чтобы обсудить данный вопрос, и президент Беларуси боится, как бы общество не укрепилось еще больше, если он пойдет на такие шаги и заявит о них. Между тем ставки для Лукашенко растут по мере того, как он явно теряет поддержку и легитимность, и прибегает к репрессиям, которые не дают результатов: он больше не внушает страх своим гражданам, террор их не пугает, а тюрьмы не способны вместить всех участников уличных протестов.

Раздражение, кража голосов на выборах, варварские и репрессивные действия в отношении лидеров оппозиции и пытки манифестантов, схваченных на улицах силовыми структурами, вызвали массовые и непрекращающиеся протесты с присоединением к всеобщей забастовке все большего числа заводов и государственных предприятий и уходом сотрудников из государственных телевизионных студий, с поддержкой послов оппозиции и бесчисленными бунтарскими акциями.

Все зашло так далеко, что в воскресенье, провластный митинг в поддержку президента, куда людей свозили на автобусах, оказался малочисленным. Лукашенко выступал перед несколькими сотнями человек – автобусы приехали пустыми, в то время как на манифестации против него собралось больше 50 тыс. человек! А в понедельник, когда глава государства отправился на государственное предприятие, чтобы выступить перед людьми и сорвать аплодисменты, неожиданно для Лукашенко присутствующие его освистали и стали кричать, чтобы он ушел.

Александр Лукашенко не осознает, что с ним происходит, а трон под ним шатается всерьез. Была проведена параллель с замешательством Чаушеску, который был известен как самый любимый сын народа, как пела партийная пропаганда, однако, неожиданно для него, румынского лидера освистала и бросила ему вызов толпа людей, которые больше не слушали его, те, кого заставили участвовать в протестах. Он остался и без эффективного репрессивного инструмента, который компенсировал отсутствие адекватного восприятия развития ситуации и общественных реалий. Чаушеску дошел до того, что поверил в собственную ложь. Лукашенко тоже выглядел сбитым с толку, хотя на его веку произошло множество цветных революций, а также Майдан 2014 года в соседней Украине.

Итак, Лукашенко пошел на политические уступки. Слишком незначительные и слишком запоздалые. В понедельник, 17 августа, он отправил в отставку правительство, оставшись единственным руководителем, усилив тем самым общественное осуждение. Затем, выступая перед рабочими, президент обратился к оппозиции: он готов разделить власть, уступить часть полномочий после изменения Конституции, более того, согласен на проведение выборов после утверждения ее на референдуме. Уступки небольшие и обставленные условиями, озвучены они были, когда перед Лукашенко стояла только толпа недовольных людей, представители его базового электората, сформировавшегося в условиях экономики советского типа, которую он законсервировал и которой гордится. Не легитимные представители оппозиции, которые рекомендовали, будучи в Вильнюсе, продолжить протесты и всеобщую забастовку, назвав их единственными инструментами, которые могут вынудить Лукашенко уйти.

Конечно, все зависит от силы недовольства, решимости населения и способности продолжать протесты. Если они выстоят перед лицом целенаправленных репрессий, если сохранят масштаб уличных протестов, а всеобщая забастовка охватит и другие предприятия, то через 10 дней – две недели мы сможем говорить о пути, который может закончиться уходом Лукашенко. До тех пор оппозиции рано поднимать победные флаги, даже если Лукашенко показал себя слабым, теряющим темп.

У президента Беларуси был бы шанс, если был он пошел на сильный шаг в понедельник или даже раньше. С другой стороны, пойти на это он не мог, учитывая его характер и обстоятельства, связанные с Россией. Объявить об организации нового тура выборов на этой неделе, в воскресенье. Повторить выборы, состоявшиеся в минувшее воскресенье. С достаточной открытостью, присутствием наблюдателей и честным подсчетом голосов. Такой шаг говорит о слабости, он не характерен для Лукашенко и против него, в первую очередь, выступила бы Москва, поскольку данное решение равносильно капитуляции перед толпой. Однако это все же сильный шаг, поскольку он бы показал, что Лукашенко не боится голосования. Он даже мог бы принести ему победу с минимальным отрывом, если бы этот шаг был сделан вовремя. Однако у Лукашенко не было на это сил и знаний.

Это правда, что данный шаг был очень рискованным. Но он мог стать единственным его шансом. Компромиссный вариант, изменение Конституции были предложены слишком поздно и это крайне незначительные шаги. Оппозиция на это не согласится, она не может позволить Лукашенко обеспечить преемственность и разделить власть в рамках его группы, она не может потерять импульс и общественную поддержку, которой пользуется нынче со стороны населения, недовольного чудовищными вещами, сделанными президентом на выборах. Это было бы ошибкой, которую оппозиция не может совершить. Наоборот, пока за ее спиной есть сила уличных протестов, давление, невозможны никакие уступки, и оппозиция будет давить на Лукашенко, чтобы добиться максимального результата.

Публикуется в сокращении. Полный текст на сайте Adevărul