Дневник войны. #BuchaMassacre

0 181

«В Буче женщина похоронила свою дочь просто во дворе. Я узнала ее на фото в новостях. Где-то в другой жизни я договаривалась покупать у нее свежие куриные яйца», — пишет в своем дневнике Юлия Стаховская.

Я не была дома в Буче уже больше месяца. Наша многоэтажка уцелела, но все квартиры разграблены. Один сосед снял видео — он обошел все этажи, показал вырванные с коробкой двери, чтобы люди смогли увидеть свое жилье. В просвете дверей я вижу свой еще недавно светлый мир: молочный кафель пола в коридоре; пустое место — здесь был наш велосипед; заставленное чем-то фортепиано; перебранные книги на полках…

«Многие уже никогда не будут ходить по этим улицам»

Я все фиксирую, но, честно говоря, увидеть это не надеялась. У многих в Буче и в регионе дома разрушены полностью. Многие уже никогда не будут ходить по этим улицам, просто потому что они были украинцами и родились на своей земле, в своем языке и культуре.

От увиденного я больше не могу спокойно спать. Место для расстрелов и пыток, устроенное российскими оккупантами в бывшем санатории «Лучистый», за сотню метров от моего дома. Заминированная церковь тоже. Раньше я каждый день здесь проходила, по дороге на работу или гулять в парк. Немного дальше можно дойти до «скверика Булгакова» — да-да, у семьи писателя Михаила Булгакова, как и у многих других известных киевлян, сто лет назад тут была дача, — а рядом с ним несколько частных домов. В одном из них женщина похоронила свою дочь просто во дворе. Я узнала ее на фото в новостях. Где-то в другой жизни я договаривалась покупать у нее свежие куриные яйца.

Я вспоминаю наш парк, до него от дома десять минут: большой, с каналами и прудами, цветами и старинными деревьями, кружевом дорожек, тисовым лабиринтиком, летней сценой, на которой проводили фестиваль оперетты «О-Fest», разнообразными уютными уголками, зелеными газонами для пикников, озером. Там на террасе кафе я написала не один текст — в период карантинных ограничений вся Буча была моим «зеленым офисом». Я вообще люблю ухоженные парки, могу бывать в них часами, отдыхать или работать, и бучанский чем-то напоминал мне парк моего детства — «Александрию» в Белой Церкви, куда я приезжала на лето к бабушке.

Осенью около центрального входа в парк в Буче построили арт-галерею, с зоной для экспозиции, залом для кинопоказов и разнообразных публичных мероприятий. Готовя этот текст, я нашла телесюжет про ее открытие. На одном из кадров — моя дочь и муж. Где-то в другой жизни…

«Буча стала символом российских зверств»

Теперь в городе каждый день находят новые трупы, в регионе обнаружено несколько массовых захоронений. Официальное количество жертв только в Буче уже более 300 человек, но я думаю, что их гораздо больше. А сколько изнасилованных женщин, подростков и совсем маленьких детей… (о ряде случаев изнасилования детей и женщин российскими военными заявила уполномоченная Верховной рады по правам человека Людмила Денисова. — Ред.). Мне страшно представить, что найдут в других городах и селах. Ведь Буча устроила информационную бучу — стала своеобразным выразительным символом российских зверств в Украине — но, к большому сожалению, это не апогей. В Мариуполе оккупанты пытаются скрыть свои преступления в топках мобильных крематориев. Боюсь, что именно этот город Марии станет новым Освенцимом.

Моя тетя, которая с юности живет в Москве, просит моего брата не присылать ей фотографии и другую информацию из Украины. Она даже ни разу не поинтересовалась у меня, жива ли я в городке, который пришли «денацифицировать» ее сограждане. Она больше верит российским новостям, чем родственникам. Что же, фейковая машина работает довольно исправно. Но я знаю, что правда всегда побеждает и выходит на свет. Так было и так будет. Беда в том, что многие в России уже знают правду. И им, кажется, абсолютно терпимо с ней живется.

А я опять думаю о Буче. Сто лет тому здесь была дача выдающейся украинской семьи — художников Мурашко. Николай Мурашко умер в Буче в 1909 году, не дожив, к счастью, до 1919 года, когда в Киеве, неподалеку от собственного дома на Лукьяновке, был убит агентом ЧК его племянник, художник-импрессионист Александр Мурашко…

Я всегда замираю перед полотном последнего года его жизни «Благовещение» в Национальном художественном музее Украины. И благодарю за свет, который струится из его работ. Может, кто-то думает, что мы забыли? Нет, мы не забыли.

Автор: Юлия Стаховская — украинская писательница. Автор поэтических книг и фентезийной повести для детей. Одна из составителей антологий украинской поэзии.

Источник: www.dw.com

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.