Доктор сказал — в мордор! Московскому студенту из Украины не оказали медицинскую помощь и сдали его в полицию

0 164

Студент из Одессы Германн Перуцкий оказался в московском отделе полиции после ложного доноса врачей из скорой помощи. Им показался подозрительным «большой крепкий парень из Украины». 23-летний Германн переехал в Москву из Одессы в 2016 году, сейчас учится в МФТИ. 17 мая ему стало плохо с сердцем, резко упало давление — нужно было вызывать врачей. Но вместо того, чтобы оказать помощь парню, врачи предложили ему обратиться в поликлинику по месту регистрации и в придачу «настучали» полицейским, что Германн якобы встретил их в черной балаклаве, а в квартире видели коробку с проводами. Когда силовики обыскали квартиру, они там ничего не нашли. Но молодого человека все равно отвезли в отдел, где продержали несколько часов: обзывали хохлом, пытались выяснить его отношение к «спецоперации», потом отфотографировали, взяли отпечатки пальцев и отпустили. «Новая газета. Европа» поговорила с Германном и узнала подробности визита и медиков, и правоохранителей.

— Вечером 17 мая я вызвал «скорую», врачи приехали быстро. Они вели себя грубо и не хотели мной заниматься, а также не стали ждать, пока я найду паспорт, переписали бумаги с прошлого вызова. Сказали идти в поликлинику с моими жалобами. Я пытался им объяснить, что гражданин другой страны, и меня не примут в поликлинике. В ответ врачи фыркнули: иди, мол, тогда в платную.

Внезапно у них возник интерес после того, как я сказал им, что из Украины. Врачи стали рассказывать, что сейчас нынешний поток беженцев завозит в страну эпидемию холеры, что украинцы еще сюда приезжают с тифом. Я им сказал, что студент и в Москве уже пять лет. Они успокоились и уехали.

Через 5-10 минут раздался звонок в дверь. Кто-то из соседей открыл межкоридорную дверь, там стояли сотрудники полиции. Я быстро зашел обратно в квартиру и заперся. Полицейские начали стучаться ко мне домой и требовали открыть дверь.

Когда началась так называемая «спецоперация», сотрудники полиции начали ходить по квартирам и проверять иностранцев. Заходили и ко мне, но я им тогда не открыл. Со слов моего друга, депортировали его близких друзей, которые тоже из Украины, за участие в антивоенных акциях.

Я и в последний раз не хотел пускать полицейских к себе. Они сначала сказали, что нужно проверить законность моего пребывания. Продолжали так долбиться долгое время, спустя 20 минут вырубили электричество и начали активно расспрашивать соседей, чтобы те дали номер телефона управляющей дома.

Эту квартиру официально снимает моя девушка, тоже из Украины. Я часто у нее бываю, в договоре аренды указан как сожитель, но официально зарегистрирован в университетском общежитии. Управляющая дома дала полицейским телефон собственника квартиры, и он начал требовать у моей девушки, чтобы она открыла дверь. Но я ее убедил этого не делать, потому что она имеет право не открывать. У девушки началась паника. Тогда силовики пригрозили, что вызовут МЧС и дверь вскроют.

Потом у полицейских версия их визита внезапно изменилась. Они стали говорить, что врачи «скорой» дали им наводку, что в квартире находится «большой крепкий парень из Украины в балаклаве и с обмотанной коробкой, из которой торчат провода». И им нужно было эту информацию проверить. Я очень удивился, сказал им через дверь, что ничего такого у меня нет. Но полицейские начали еще активнее долбиться в дверь.

Минут через 40 они почему-то стали бояться подходить к двери и общались со мной поодаль, ближе к лифту, где-то в пяти метрах от двери.

Они переговаривались между собой: «Я что-то ссыкую подходить». Я не знаю, что они себе вообразили.

Позже к ним присоединился участковый, они ему сказали, что я сначала с ними разговаривал, а сейчас внезапно затих, и они услышали какие-то шорохи. Видимо, после этого начали побаиваться.

Паника у моей девушки нарастала с каждой минутой, собственник квартиры так и требовал открыть дверь. У всех сдавали нервы. Спустя час я все-таки открыл дверь. Но за ней никого не было, полицейские из ППС прятались за лифтом в бронежилетах, в руках — пистолеты, они были реально напуганы, это комично выглядело. Они отказались ко мне выходить и потребовали, чтобы я сам к ним подошел, поднял руки вверх и показал все содержимое карманов. Затем они меня схватили, двое сотрудников прижали к стене, пока участковый и его коллега в форме обыскивали квартиру без понятых. Перевернули все, что можно. Меня прижатым к стене продержали какое-то время, потом увели в машину.

Моя девушка потом рассказывала, что полицейские вели с ней разговоры на бытовые темы, спрашивали про ее работу, сколько она зарабатывает. Они почему-то боялись открывать шкафы, в основном, вскрывали сумки. В итоге ничего не нашли и успокоились.

Позднее меня увезли в ОВД по Бутырскому району столицы. В машине полицейские мне говорили, что раз я не зарегистрирован в Москве, то оформят административный протокол. В отделе я просидел в приемной на входе где-то два часа. В основном, общался с участковым, он пытался заставить меня написать объяснение, но я отказался и взял 51-ю статью. Участковый усмехнулся и ушел. Потом меня отвели к оперативнику. Он сразу не хотел меня брать, явно был зол, что ему хотят подкинуть лишнюю работу, матерился: «На х** он мне нужен».

ЗАПИСЬ ДИКТОФОНА (РАЗГОВОР МЕЖДУ ГЕРМАНОМ И ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫМ):

Опер: Чудик, тебя за что сюда доставили?

Германн: После «скорой».

Опер: В смысле? Просто так сюда приехал или дверь не открывал?

Германн: После «скорой»…

Опер: Что «после скорой»? Ты больной? Идиот? Чем болен? Ты псих? Я не знаю, может, дебил? Что с тобой?

Германн: Можно, пожалуйста, адвоката?

Опер: Я тебя просто спрашиваю. Адвоката тебе вызовем, если что.

Германн: Вы оперативный сотрудник?

Опер: Да.

Германн: Я имею право на защитника.

Опер: Браво! Я что, отнимаю у тебя это право?! Я спрашиваю, что случилось с тобой? За что тебя сюда доставили?

Германн: Я буду говорить только в присутствии адвоката.

Опер: Да иди ты на х**, значит, будешь сидеть…

* * *

Германн: Можно водички?

Опер: Нет. Татуировки есть?

Германн: Нет ничего.

Пауза 20 мин.

Опер: Ты хохол? Здесь что делаешь в Москве?

Германн: Учусь, студент.

Опер: В армию небось собираешься?

Германн: Я не годен — эпилепсия и проблемы с сердцем.

* * *

Опер: Адрес?

Германн: Я не помню точный адрес общежития…

Опер: Вопрос такой, можешь не отвечать, как относишься к «спецоперации»?

Германн: Не буду отвечать.

Опер: Почему не будешь отвечать?

Германн: При всем уважении, я откажусь…

Опер: Мне просто интересно. Ты из какой части Украины? С западной?

Германн: Я с Одессы.

Опер: А так тем более. Ща Одессу утюжат-то наши, да?

Пауза.

Опер: Родственники тоже в Одессе?

Германн: Уехали давно.

Опер вел себя грубо, называл меня «хохлом», «дебилом», на любые просьбы адвоката или стакана воды посылал. Сделал мои фото, снял отпечатки, попросил раздеться и искал на теле татухи. Спрашивал про мое отношение к спецоперации, но я отказался отвечать. Меньше говоришь — целее будешь. Ему было явно лень со мной продолжать разговор и отпустил меня. Протокол в итоге так и не составили.

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.