Экс-министр обороны Литвы Юкнявичене объясняет, готовятся ли в Европе к большой войне с Россией: «Мы слышим, что говорит Путин»

0 127

В Европе в последнее время все чаще звучат призывы к населению готовиться к большой войне. Об этом, в частности, говорили министр гражданской обороны страны Карл-Оскар Булин и главнокомандующий Вооруженными силами Микаэль Бюден. А премьер-министр Швеции Ульф Кристерссон заявил, что Швеция в начале 2025 года собирается отправить в Латвию 800 военных для охраны границ и сдерживания России от нападения. Швеция – не первое западное государство, где в последние недели звучит такая риторика. Схожие заявления ранее делали официальные лица в Германии, Бельгии, Нидерландах, Чехии, в странах Балтии и Польше.

В экспертной среде Брюсселя считают, что такие призывы в первую очередь основаны не на уверенности, что война реально будет, а на принципе «хочешь мира – готовься к войне». В Евросоюзе осенью впервые провели общие учения – в них взаимодействовали до 3 тысяч человек. Кроме того, ЕС наращивает оборонное производство.

Насколько серьезны намерения ЕС вооружаться и насколько реальной там воспринимают угрозу войны с Россией?

«До 2014 года все спали. Но сейчас обнаружили, что надо делать намного больше», – рассказала Настоящему Времени Раса Юкнявичене, евродепутат, бывший министр обороны Литвы. По ее словам, сегодня большинство жителей Европы и политиков, которые руководят регионом, уже всерьез воспринимают агрессивные милитаристские заявления Кремля и российской политической элиты. По мнению Юкнявичене, в Европе могут быть «совсем новые войны: не такие, какую мы видим сейчас в Украине».

«Мы ведь живем рядом с режимом Лукашенко, мы уже испытали гибридную атаку с мигрантами», – отметила Юкнявичене.

– Многие политики поняли, что ситуация сейчас совсем другая, чем была до февраля 2022 года. Особенно сейчас, когда увидели то, в какой ситуации находится Европейский союз и европейский континент, потому что никто не готовился к такой ситуации. Эти ошибки, которые были сделаны до 2022 года, до 2014 года, но и еще 2014 год не был таким сигналом, что надо менять кардинально политику, особенно в сфере обороны. Это и привело к этой ситуации, что сейчас все обнаружили, что надо делать намного больше.

Конечно, демократия работает так, что политики действуют от выборов до выборов. И это тоже большой вызов для всех демократий. Найдутся ли смелые лидеры, которые будут думать не только о будущих выборах, но и о будущих генерациях на более длинный период времени. Потому что построить оборонную промышленность, производство – это не год и не два. Мы видим, что Россия это делает. Сейчас, несмотря ни на что, деньги идут на войну и будут идти.

И если мы не поймем до конца, какая ситуация сейчас с этой войной на земле Украины, то если придут популисты – те политики, которые будут кричать перед выборами в каких-то государствах: «Видите, тут кто-то виноват, потому что мы выдаем много денег для обороны, а нам нужны пенсии, нам нужно просвещение», – и так далее. Мы все это уже видели, как это действует в демократиях. Так что это вызов и для демократического устройства как такового: можем ли мы, как демократии, отстоять эту систему, или диктаторы будут иметь верховенство, потому что [у общества под началом диктаторов] нет выбора, нет позиции, у них нет ничего, и диктаторы могут строить свои интересы на военном пути.

– Эти опасения основаны на прогнозе действий России? Или же, например, на каких-то конкретных разведданных о том, что Россия после вторжения в Украину через какое-то время готовится, например, к вторжению в другие страны?

– Конечно, есть и конкретные детали. Ведь мы все слышим, что говорит Путин, который начал эту войну, и его клика. Что они говорят, что они угрожают всем. Говорят, что они не будут останавливаться ни при каких условиях. И если Запад не поможет Украине настолько, чтобы Украина освободила свою территорию, то это только вопрос времени, когда Россия опять это сделает, если мы не будем готовы.

Конечно, сейчас ситуация на Западе гораздо лучше – я имею в виду в первую очередь НАТО – нежели до 2014 года. Потому что тогда совсем все спали. Сейчас уже у нас ситуация совсем другая даже в балтийских государствах, в Польше, и Финляндия вступила в НАТО. И конечно, Запад сделает свое дело, я уверена. Но только сейчас это время, когда нужно найти соглашение, чтобы все поняли, что это за момент.

А насчет серьезности – да, почему бы и нет? Мы ведь живем рядом с режимом Лукашенко, мы уже испытали гибридную атаку с мигрантами. И это могут быть совсем новые войны: не такие, какую мы видим сейчас в Украине.

– Как вы думаете, сколько у Европы есть времени в запасе, чтобы быть готовыми к тем сценариям, которые прогнозируются?

– Время зависит от линии фронта в Украине. Сейчас самое главное – помочь Украине. Другого выхода нет. Если Украина не сумеет выстоять, вот тогда уже надо будет говорить про другие сценарии. Сейчас эксперты говорят, что если такой сценарий будет, то пять-семь лет – и мы можем оказаться в другой ситуации, с другой широкомасштабной войной.

Источник: www.currenttime.tv

Pentru mai multe informații abonează-te la canalul nostru de TELEGRAM

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.