Кадырова «хоронят» в соцсетях. Правозащитник рассказывает, можно ли верить слухам и что изменится в Чечне в случае реальной смерти политика

0 158

В середине сентября в СМИ стали появляться слухи об ухудшении здоровья Рамзана Кадырова. Чеченский оппозиционный телеграм-канале NIYSO в ночь на 15 сентября писал, что Кадыров впал в кому. На следующий день украинское издание «Обозреватель» со ссылкой на источники в чеченской диаспоре написало о том, что Кадыров в коме уже несколько дней. Якобы главу Чечни самолетом возили в Москву, но там ему не смогли помочь. Издание «Верстка» написало, что с начала сентября самолет, принадлежащий главе Чечни, трижды летал в Москву – шестого, девятого и 15 сентября, причем после последнего рейса он в Чечню не возвращался.

На фоне новостей об ухудшении здоровья или даже смерти Кадырова российский телеграм-канал ВЧК-ОГПУ писал, что 17 сентября в Москве в Центральную клиническую больницу управделами президента весь день съезжались иномарки с чеченскими номерами. А чеченский оппозиционер и правозащитник Абубакар Янгулбаев тогда же написал в своем телеграм-канале, что Кадыров умер. Никаких подробностей, а также источника этой информации Янгулбаев не указал.

Однако 18 сентября в телеграм-канале Кадырова появилось видео его прогулки. В нем глава Чечни в опровержение слухов о своей смерти рассказывает, как гуляет под дождем, и советует заниматься спортом.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков на пресс-конференции заявил, что у Кремля нет информации о здоровье главы Чеченской Республики. «Администрация президента вряд ли может давать справки о состоянии здоровья, поэтому нам нечего вам сказать», – сказал он и добавил, что Путин с Кадыровым на выходных не встречался.

Откуда появляются слухи о смерти Кадырова и что может измениться в Чечне в случае его смерти – Настоящему Времени рассказал член Совета Центра защиты прав человека «Мемориал» Александр Черкасов.

– Как вы можете прокомментировать все эти слухи то ли о возможной болезни Кадырова, то ли о его возможной смерти?

– Во-первых, ждут этого, наверное, не меньше, чем ждут другой новости из Москвы. И что? Все эти ожидания, гадания насчет того, что товарищ уже почти на том свете, мало чего стоят. Они отражают, прежде всего, ожидания.

Другое дело – информация. Вряд ли к кому-то, кроме Рамзана, вот так стали бы съезжаться. Вряд ли кого-то, кроме Рамзана, стали бы возить на его бизнес-джете. Но что там на самом деле… Понимаете, в свое время сам Кадыров, по-моему, девять раз сообщал о смерти основателя «Имарат Кавказ» Доку Умарова. У Доку Хамадовича оказалась поистине кошачья жизнестойкость. Только после девятого раза в 2014 году появились окончательные подтверждения.

По поводу Рамзана – предыдущее поветрие «совершенно точной информации, которую нужно подтвердить» я помню как раз в конце июня. Это немножко смазалось историей с походом Пригожина на Москву. То есть это далеко не первый раз. Точно так же, как и с Адамом Делимхановым, которого тоже в июне отправили то ли на тот свет, то ли в реанимацию те, кто спешит подтверждать неподтвержденную информацию.

Да, все это соответствует роли Кадырова в нынешней чеченской стабильности. Стабильности в том смысле, что это система, которая подстроена под одного человека и держится на присутствии этого одного человека. Поэтому его противники так ждут его смерти, считая, что все посыплется. Именно поэтому его сторонники собираются вместе, потому что от того, кто будет рядом, зависит то, что будет дальше. А когда будет это дальше?

Давайте расслабимся. Это напряженное ожидание каждое утро некролога на первой странице – не очень здоровое. У Рамзана Кадырова действительно проблемы. Несколько лет назад публика смеялась, что он получил премию за заслуги в области борьбы с онкологическими заболеваниями. Очевидно, речь шла об испытании какого-то нового противоопухолевого средства. За что же еще? И тогда поступала информация, что у Рамзана были проблемы и традиционные методы лечения дали бы результат, видимый всем. Но нет. Тогда он продолжал править, проблем не было, по крайней мере, видимых.

Но мы знаем, что у человека проблемы со здоровьем. А вот насколько при нынешней медицине эти проблемы удастся преодолевать? Ведь в период, когда ковид еще, кажется, отрицали в Чечне или уже признали, но немножко запоздало, были непонятные сообщения, что Рамзана лечили, в частности, за границей от последствий ковида. При такой комплекции это достаточно тяжелая штука, чтобы легкие справились. Но, как видим, он до последнего времени был жив. Поэтому, конечно, желающие могут заглядывать в новости каждый раз, но я так не делаю.

– Было множество случаев, когда Рамзан Кадыров болел, когда «вот-вот произойдет что-то непоправимое», и во время ковида были сообщения, что он находится при смерти. Вы считаете, эти слухи о возможной смерти Кадыров могут влиять на ситуацию в Чечне?

– Они скорее отражают эту ситуацию, отражают общественные настроения, то, что есть много людей, для которых это очень небезразлично в разных смыслах, хотя бы потому, что нынешняя чеченская стабильность основана прежде всего на личности Кадырова и на личных гарантиях Кадырова. Начиная с того, что сейчас ни один участник первой и второй чеченских войн не застрахован от того, чтобы быть привлеченным к уголовной ответственности за это. За гибель псковских десантников в 2000 году осудили уже около трех десятков человек и продолжают судить. Судят за эпизоды 1999 года. Не за теракты, а за боевые действия. То есть для тысяч человек в Чечне Рамзан символизирует некоторые гарантии, что не начнут повально сажать всех, кто раньше воевал.

Это как в Советском союзе после гражданской войны: лучше уж нынешнее ужасное состояние, чем опять война. Вот таким гарантом для многих в Чечне выступает именно Рамзан: он не дает ни развязать новую войну, ни развязать репрессии против участников предыдущих войн. А для Москвы Рамзан одновременно представляется гарантом стабильности на Кавказе, и на этом держится вся его система.

Даже те, кто поддерживает Кадырова, внимательно к этому относятся, что уж говорить о его недоброжелателях. Это, наверное, как с российской оппозицией, которая внимательно слушает профессора Соловья, который заунывно несколько лет сообщает о грядущей неминуемой смерти Путина. Именно поэтому такой акцент на все эти новости.

Другое дело – предельно закрытое существование Кадырова, равно как и закрытое существование Путина, то есть появление телерепортажа не означает, что человек был в этом месте в это время. Это может быть телевизионная консерва, заранее запасенная и извлеченная. Рамзан редко в последнее время появляется на публичных мероприятиях, а то, что преподносится как его свежие видеозаписи, содержит очевидные признаки редактуры, как и у Путина. Все это создает некоторую напряженность. Но это не значит, что мы с вами сейчас должны застыть в напряженном ожидании. Этот некролог, как говорится, опубликуют не на последней странице газеты «Правда», а на первой.

Рамзан Кадыров – действительно гарант стабильности в том смысле, что после его ухода тут же будут предъявлены все счета. Потому что он так называемым примирением нарушил столько обычаев, что эти примирения вряд ли могут считаться действительными после того, как он уйдет.

Источник: www.currenttime.tv

Pentru mai multe informații abonează-te la canalul nostru de TELEGRAM

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.