Каковы последствия дефолта России по внешнему долгу

0 106

Российский дефолт по внешнему долгу еще больше отдалит страну от мировой финансовой системы после санкций, введенных в связи с российским вторжением в Украину

Российский дефолт по внешнему долгу еще больше отдалит страну от мировой финансовой системы после санкций, введенных в связи с российским вторжением в Украину

26 июня истек срок выплаты Россией очередных 100 миллионов долларов. Россия просрочила платеж, не уложившись в 30-дневный льготный период по выплате процентов (первоначально их следовало заплатить к 27 мая). Однако для подтверждения дефолта может потребоваться время.

«Хотя существует вероятность того, что может произойти какое-то волшебство» и Россия получит деньги через финансовые учреждения, несмотря на санкции, «ставку на это никто не делает», — сказал Джей С. Ауслендер, ведущий юрист по суверенным долгам в фирме Уилк Ауслендер (Wilk Auslander) в Нью-Йорке. «Подавляющая вероятность того, что они не смогут этого сделать, потому что ни один банк не собирается переводить деньги», – уточнил эксперт.

В минувшем месяце Минфин США лишил Россию возможности выплатить многомиллиардный долг международным инвесторам через американские банки. В ответ минфин РФ заявил, что погасит долларовые долги в рублях и предложит «возможность последующей конвертации в исходную валюту».

Россия называет любой дефолт искусственным, потому что у нее есть деньги для выплаты долгов, но отмечает, что в результате санкций ее валютные резервы, хранящиеся за границей, заморожены.

«Деньги есть, есть готовность платить, — заявил в прошлом месяце министр финансов России Антон Силуанов. — Эта ситуация, искусственно созданная недружественной страной, никак не повлияет на качество жизни россиян».

Тим Эш (Tim Ash), старший аналитик по суверенным рынкам развивающихся стран в BlueBay Asset Management, написал в «Твиттере», что дефолт «явно не находится» вне контроля России и что санкции не позволяют ей выплатить свои долги, потому что она вторглась в Украину.

Сколько должна Россия

Россия должна приблизительно 40 миллиардов долларов в виде иностранных облигаций, примерно половина из которых принадлежит иностранцам. Перед началом войны у России было около 640 миллиардов долларов в иностранной валюте и золотых резервах, большая часть которых находилась за границей и сейчас заморожена.

Россия не объявляла дефолта по своим международным долгам со времен большевистской революции более века назад, когда рухнула Российская империя и был создан Советский Союз. Россия объявила дефолт по своим внутренним долгам в конце 1990-х годов, но смогла оправиться от этого дефолта с помощью международной помощи.

Инвесторы уже несколько месяцев ожидают дефолта в России. В страховых контрактах, покрывающих российский долг, вероятность дефолта в течение нескольких недель оценивается как составляющая 80%. Рейтинговые агентства, в частности, Standard & Poor’s и Moody’s, поставили долг страны на мусорную территорию.

Как узнать, переживает ли страна дефолт

Рейтинговые агентства могут понизить рейтинг до дефолта, или этот вопрос может решить суд. Держатели облигаций, у которых есть свопы кредитного дефолта — контракты, которые действуют как страховые полисы от дефолта — могут попросить комитет представителей финансовой фирмы решить, в каком случае неуплата долга еще не является формальным объявлением дефолта.

Комитет по определению кредитного дефолта — отраслевая группа банков и инвестиционных фондов — постановил 7 июня, что Россия не выплатила требуемые дополнительные проценты после выплаты по облигации после установленного 4 апреля срока. Однако комитет отложил дальнейшие действия из-за неуверенности в том, как санкции могут повлиять на любое урегулирование вопроса.

Что могут сделать инвесторы

Формальный способ объявить дефолт — это если 25% или более держателей облигаций заявят, что не получили свои деньги. Как только это произойдет, по всем другим иностранным облигациям России также будет объявлен дефолт, и держатели облигаций могут обратиться в суд для принудительного платежа.

В нормальных обстоятельствах инвесторы и правительство, не выполняющее своих обязательств, обычно договариваются об урегулировании, при котором держателям облигаций выдаются новые облигации, которые стоят меньше, но, по крайней мере, дают им некоторую частичную компенсацию.

Санкции запрещают вести дела с российским министерством финансов. Никто не знает, когда закончится война или сколько могут стоить дефолтные облигации.

В этом случае объявление дефолта и подача иска «может быть не самым мудрым выбором», считает Ауслендер. С Россией договориться невозможно, а неизвестности очень много, поэтому кредиторы могут решить «повременить».

Инвесторы, которые хотели избавиться от российского долга, вероятно, уже направились к выходу, оставив тех, кто, возможно, купил облигации по заниженным ценам, в надежде получить прибыль от урегулирования в долгосрочной перспективе. И они, возможно, захотят какое-то время оставаться в тени, чтобы не быть связанными с войной.

Как только страна объявляет дефолт, она может быть отрезана от заимствований на рынке облигаций до тех пор, пока дефолт не будет урегулирован и инвесторы не восстановят уверенность в способности и готовности правительства платить. Но Россия уже отрезана от западных рынков капитала, так что до возврата к заимствованиям в любом случае далеко.

Кремль по-прежнему может занимать рубли внутри страны, где он в основном полагается на российские банки для покупки своих облигаций.

Последствия российского дефолта

Западные санкции, введенные в связи со вторжением России в Украину, заставили иностранные компании покинуть Россию и прервали торговые и финансовые связи страны с остальным миром. Дефолт был бы еще одним признаком этой изоляции и экономического разрушения.

Инвестиционные аналитики осторожно заявляют, что дефолт в России не окажет такого влияния на глобальные финансовые рынки и институты, как более ранний дефолт в 1998 году. Тогда дефолт России по внутренним рублевым облигациям заставил правительство США вмешаться и заставить банки выручить крупный американский хедж-фонд Long-Term Capital Management, крах которого, как опасались, мог потрясти финансовую и банковскую систему в целом.

Держатели облигаций — например, фонды, инвестирующие в облигации развивающихся рынков, — могут понести серьезные убытки. Однако Россия играла лишь небольшую роль в индексах облигаций развивающихся рынков, ограничивая потери инвесторов.

Хотя сама война имеет разрушительные последствия с точки зрения человеческих страданий и роста цен на продукты питания и энергоносители во всем мире, дефолт по государственным облигациям, безусловно, не будет системно значимым, заявила директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева.

Комментарии российских экономистов

С позиции сегодняшнего дня дефолт вроде бы ничего не меняет, заметил в интервью Русской службе «Голоса Америки» экономический обозреватель, публицист Максим Блант. По его словам, тут даже можно сослаться на то, что обычно технический дефолт объявляют рейтинговые агентства, а они прекратили свою работу в России.

«Однако, по большому счету дефолт оказывает серьезнейшее влияние на иностранных инвесторов и международные инвестиции, – добавил он. –Так что на сегодня доступ иностранных инвестиций в страну закрыт окончательно и бесповоротно. Впрочем, более-менее серьезный бизнес, включая китайский, в Россию не шел и раньше. Все крупные проекты даже со стороны государственных китайских компаний после начала войны были приостановлены вне зависимости от того, если или нет у России деньги».

Если говорить о ценных бумагах государства, то теперь их никто не покупает и не продает, и этот рынок фактически умер, подчеркнул Максим Блант: «В любом случае иметь в бэкграунде дефолт (даже после того, как все так или иначе успокоится) – неприятная кредитная история, которая отзовется для российской экономики негативными последствиями. Это пятно, от которого так просто не отмоешься. Потому что довольно скоро все забудут обстоятельства, которые сопровождали дефолт, а сам дефолт не забудется».

Словом, это констатация того факта, что Россия превратилась в политического, финансового и экономического изгоя еще после принятия первого пакета международных санкций, резюмировал экономический обозреватель.

Это очередной шаг в изоляции путинского режима, согласен старший научный сотрудник Института Гайдара Сергей Жаворонков. На его взгляд, во многом дефолт – символическая веха, которая тем не менее сулит немало негативных практических последствий российской экономике.

«Вместе с тем я бы его не оценивал как полноценный частичный дефолт, – уточнил собеседник «Голоса Америки». – Все-таки Россия рассчиталась рублями. Другое дело –как это было обставлено. Мало того, что курс российской валюты весьма неблагоприятный, так еще на инвесторов взвалили все проблемы по ее обмену и вывозу: мол, хоть в чемоданах тащите. Понятно, что ни у кого из нормальных людей желания повторить столь горький опыт впредь не появится».

Для России это в любом случае не пройдет даром, как ни называй нынешний дефолт, утверждает Сергей Жаворонков. «Это, конечно, резко повысит стоимость обслуживания российского государственного долга. Понятно, что в течение месяца-двух катастрофы ждать не стоит, а вот долгосрочные перспективы чудовищны. Доходы российского бюджета от экспорта нефти сократятся более чем вдвое, а восполнять дефицит нечем. Ну а на то, что официальные лица России говорят о дефолте как о фарсе – не стоит обращать никакого внимания. Фарс – это то, чем они занимаются сами», – заключил старший научный сотрудник Института Гайдара.

Источник: www.golosameriki.com

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.