Приднестровье – новый очаг напряженности. Как будет развиваться ситуация вокруг Молдовы?

0 276

Антон Борковский и Владислав Кульминский – о том, как будет развиваться ситуация вокруг Молдовы

Виталий Портников: Напряженность в самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республике в последние дни позволила говорить о планах Москвы создать новый очаг нестабильности, на этот раз – в Республике Молдова, у границ с Украиной. Источники издания Sunday Time с украинской разведкой даже утверждают, что в России уже принято решение о возможном захвате Молдовы. При этом в самом самопровозглашенном Приднестровье в провокациях обвиняют Украину, а в Кишиневе говорят, что причина нестабильности – некие внутренние разборки среди приднестровских кланов.

Что же происходит, и действительно ли может возникнуть новый очаг дестабилизации? В нашей студии – украинский журналист, публицист, политолог Антон Борковский, на связи из Кишинева – Владислав Кульминский, молдавский политолог, бывший вице-премьер по вопросам реинтеграции в правительстве Республики Молдова.

Корреспондент: Опасаясь очередных провокаций, жители Приднестровья продолжают выезжать из региона не только на подконтрольную молдавским властям территорию, но и в соседнюю Украину. 25 и 26 апреля неизвестные обстреляли из гранатометов здание Министерства государственной безопасности в Тирасполе, воинскую часть в деревне Парканы, а также подорвали принадлежащие «Российской телевизионной и радиовещательной сети» две антенны радиотелецентра в поселке Маяк недалеко от украинской границы. Глава непризнанной Приднестровской Молдавской республики Вадим Красносельский не исключает причастности к атакам Киева, однако в Кишиневе такую версию называют сомнительной. По итогам экстренного заседания Высшего совета безопасности президент Молдовы Майя Санду заявила, что за провокациями в Приднестровье могут стоять внутренние силы.

После серии взрывов на левом берегу Днестра молдавские власти увеличили количество патрулей на дорогах и усилили охрану критически важных объектов инфраструктуры, а в Тирасполе отменили празднование 9-го мая Дня победы. В Приднестровье проживают до 470 000 человек – молдаване, русские и украинцы. С 1995 года – после вооруженного конфликта Тирасполя с Кишиневом – в регионе базируется российский военный контингент численностью до полутора тысячи человек, большинство – местные жители. Кроме того, до восьми тысяч человек служат в армии ПМР. По данным Генштаба ВС Украины, 26 апреля российские военные подразделения в непризнанной республике были приведены в полную боевую готовность. В этот день президент Украины Владимир Зеленский обвинил в провокациях в Приднестровье спецслужбы России.

По данным украинской разведки, на которую ссылается британское издание The Times, Кремль уже принял решение о вторжении в Молдову. Впрочем, авторы материала не смогли подтвердить эту информацию в независимых источниках.

Кремль может использовать Приднестровье как дополнительный плацдарм российской агрессии против Украины, – считает представитель ГУР МО Украины Вадим Скибицкий. В рамках такого сценария, сообщают источники издания Defense Express, из Крыма в Тирасполь может быть переброшен десант численностью до тысячи военных. Открытие еще одного фронта против Украины на юго-западе от Одессы может отвечать обнародованным целям второго этапа так называемой «спецоперации» России, предполагающей установление контроля над всеми южными регионами Украины.

Виталий Портников: Совершенно очевидно, что вся эта история с нестабильностью в Приднестровье совпала с ракетным обстрелом в Одесской области, с разрушением моста, который соединял две части области. Может ли это быть просто совпадением, или это планомерная работа: здесь создаем очаг нестабильности, бьем по Одессе и устраиваем взрывы в Приднестровье?\

Антон Борковский: Слишком много странных совпадений. Нужно учесть еще одно «совпадение» – уничтожение двух российских десантных кораблей около острова Змеиный. Россия действительно начинает наращивать эскалацию на юго-западе Одесской области. Мост они уничтожили не просто так: идет подготовка. Возможно, это попытка российского генералитета просто канализировать невозможное милитарное решение, например, выдвижение через Днепр. Речь идет о попытках атаковать Николаевскую область. Они регулярно обстреливают, но не могут продвигаться.

Сейчас они видят, что нужно что-то делать. В какой-то больной голове российского Генштаба родилась идея использовать другой плацдарм – Республику Молдова. Мы понимаем, что Приднестровье имеет свой специфический статус – это давняя история, но оно не слишком поддается размещению большого количества регулярных частей, пока украинская артиллерия будет ждать их появления. Соответственно, это может быть очень интересный для Кремля кейс, могут попытаться разбудить пятую диверсионную политическую колонну в самой Молдове. Им не обязательно нужно начинать именно с Приднестровья, пытаться прорубаться через воздушный коридор в Тирасполь, например. Нет, они могут попытаться использовать какую-то большую внутреннюю провокацию в Кишиневе.

В любом случае мы видим очень серьезную концентрацию, и это не просто случайность. Возможно, сейчас Россия будет начинать очередной большой фазовый переход. Мы помним, что Приднестровье было началои большого распада постсоветского пространства, одной из первых попыток РФ кровавыми гвоздями прибить шкуру расползающегося СССР. Сейчас мы, возможно, увидим целый парад подобных историй. Может быть, нечто подобное они будут обострять и в Центральной Азии, и на Кавказе. Речь идет о параде признаний и накачке вооруженных временно оккупированных Россией территорий, в частности, в той же Грузии.

Виталий Портников: Владислав, как ощущается вся эта ситуация в самом Кишиневе?

Владислав Кульминский: Сегодня, как и в 2014 году, Украина защищает в том числе и Молдову. Молдавские власти очень четко осудили агрессию, войну, в рамках своих возможностей оказывают поддержку. Теперь о внутренней ситуации в Молдове. У нас до сих пор транслируются российские «передачи», а по сути – просто пропаганда. Настроения в обществе очень неоднозначные. Президенту Майе Санду удалось объединить общество вокруг реформ, создать некую общую повестку. Но общество сегодня расколото, как никогда. В Молдове даже среди этнического украинского населения многие задают себе вопрос: а кто виноват в этой войне?

Экономически Молдова в очень уязвимом положении, в стране постоянно растут цены, что ведет к достаточно высокому уровню недовольства людей, поэтому правительство вело достаточно осторожную политику. Для Украины крайне важно, чтобы в Республике Молдова сохранялось дружественное правительство. Уровень взаимоотношений между Украиной и Молдовой в последние два года резко вырос, контакты есть абсолютно на всех уровнях. С военной точки зрения уровень подготовленности Республики Молдова в разы ниже. Сегодняшняя Украина – это региональная держава, у нее очень сильная армия. В Молдове неплохие саперы, отличные миротворцы в ООН, но организационно ее армия – это не боевая сила (конечно, это будет меняться). Именно по этим причинам правительство Республики Молдова старается помогать Украине всем, чем может, но при этом не становиться частью конфликта.

В украинской прессе писали, что Приднестровье много не навоюет, что серьезной угрозы для Украины оттуда нет. В самом Приднестровье 350 тысяч человек обладают паспортами Республики Молдова, там очень сильны родственные связи с Украиной. Мне очень сложно себе представить, чтобы кого-то из Приднестровского региона можно было мотивировать участвовать в агрессии против Украины. Там примерно 35-40% – молдаване, 30% – украинцы. Кроме того, у Украины есть очень сильные соединения на приднестровском сегменте молдово-украинской границы.

Виталий Портников: Думаю, есть другое направление удара – в сторону самой Молдовы.

Антон Борковский: Кроме того, российская агрессия против Украины доказала, что можно обойтись без Глайвица, без обоснований: взяли и вторглись, начали бомбить Киев, вырезали Бучу, Ирпень. То же самое могут сделать и в отношении Кишинева. Молдову защищает от России не какая-то большая политология, а маленькая красная линия украинского побережья, которое удерживается доблестными украинскими военными. Главный аргумент для того, чтобы Молдова могла чувствовать себя спокойно, – это наша ПВО в Одесской области.

Это разговор не только о защите Молдовы как суверенного и прекрасного государства, но и о нашей безопасности. Недаром Россия пытается сейчас заострять историю на юго-западе. Если бы, не дай боже, они реализовали свой план в отношении расширения Приднестровской республики или Гагаузской автономной республики до моря, тогда начались бы большие проблемы. Задача Кремля – завезти туда мощный вооруженный контингент. Очень важно, чтобы в Молдове это понимали. Ведь Молдова, как и Украина, не имеет особых отношений с Евроатлантическим союзом, который заставил бы использовать пятую статью. У Украины хотя бы есть соглашение оборонного плана с США. Мы понимаем, что для Молдовы сейчас приходит момент: быть или не быть.

Виталий Портников: Владислав, вы хорошо объяснили, почему Приднестровье не может быть угрозой для Украины, но Приднестровье может быть угрозой для самой Молдовы – я не утверждаю даже, что путем военной силы: обострение ситуации, заявления, диверсии. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сказал, что Молдове стоит подумать о своем будущем, потому что ее якобы затаскивают в НАТО, хотя я не помню ни одного заявления ни одного молдавского чиновника или политика, который говорил бы о НАТО. Именно такие угрозы в адрес Украины предваряли все эти планы вторжения и дестабилизации.

Владислав Кульминский: Да, исключать ничего нельзя, поэтому в Молдове готовятся ко всему. Самый кошмарный сценарий – это если, не дай господь, произойдет то, о чем вы говорили. Если бы тот сценарий реализовался в самом начале, войска дошли бы до приднестровского сегмента молдово-украинской границы, дальше все было бы понятно, никаких вариантов быть не могло. Все понимают, что с той стороны угрожает основная опасность, оттуда может прийти все, что угодно. Но для того, чтобы реализовать этот сценарий, там же есть еще очень большая территория Украины, а значит, необходимо преодолеть сопротивление, что сегодня сделать совершенно невозможно. Молдова, конечно, полностью полагается на Украину в плане своей безопасности. Все остальные варианты означают угрозу существованию Республики Молдова.

Виталий Портников: Надо признать, что Украина, особенно в 90-е годы, совершенно не готова была понять, насколько серьезной угрозой для ее безопасности является само существование этого анклава на территории Республики Молдова. Более того, украинские политики пытались как-то использовать это в собственных интересах в своих отношениях с Россией.

Антон Борковский: Даже набирали добровольцев, для того чтобы они воевали против законной власти Молдовы на стороне российских войск, которые разрабатывали этот приднестровский плацдарм.

Виталий Портников: Объясняли это тем, что там есть этнические украинцы – «это наши интересы».

Антон Борковский: Меня беспокоит то, что в Кремле могут взять и признать суверенитет временно оккупированной части Молдовы, которая называется «Приднестровская республика», и будут присоединять к Приднестровью остальную часть Молдовы.

Виталий Портников: Кстати, сама идея признания независимости так называемой «ПМР» вообще может когда-либо возникнуть на повестке дня? Ведь еще полгода назад мы не думали, что в Кремле возьмут и признают «ДНР» и «ЛНР». Хотя почему нельзя было об этом думать после Абхазии и Южной Осетии? И украинская политическая элита не ставила перед собой такого вопроса, не хотела на него отвечать. Может быть, вам стоит поставить, пока еще есть возможность ставить такие вопросы теоретически?

Владислав Кульминский: На 80-90% все будет зависеть от того, как будет складываться обстановка в этой войне. В Молдове не исключают никаких вариантов при планировании ответа на их действия. Для жителей правобережной Молдовы за эти 30 лет важность приднестровского вопроса ушла с общественной повестки где-то на 30 место. Этот вопрос встает только тогда, когда возникает угроза серьезной напряженности, и тогда люди этого очень сильно опасаются.

Процесс этого урегулирования – очень долгий 30-летний процесс, там было подписано около 250 или 300 различных договоренностей, соглашений, планов. Основной принцип, которого придерживалась Республика Молдова, это мирное политическое урегулирование. Собственно, других принципов сегодня ни для правого, ни для левого берега все равно нет. Практически невозможно представить, что Молдова зайдет в При

днестровье и попытается решить этот вопрос военными средствами, как и наоборот – что с левого берега вдруг решать присоединить к себе Республику Молдова. Конечно, если там произойдет высадка десанта, это кардинально поменяет ситуацию.

Виталий Портников: Румыния будет сидеть и смотреть, если вашей стране будет угрожать опасность?

Владислав Кульминский: В последнее время у нас с Румынией были очень хорошие тесные взаимоотношения. Но Румыния пока была крайне осторожна в этом смысле. Возможное расширение конфликта и вовлечение в него страны НАТО – это уже такая эскалация, решение о которой принадлежит не только самой Румынии. Хотя, конечно, для Румынии это ключевая угроза безопасности, ведь это происходит прямо на ее границах.

Виталий Портников: При такой угрозе общественное мнение может поменяться. Приднестровцы по указанию из Москвы организовывают какую-нибудь провокацию; для общественного мнения Румынии Молдова – это часть «румынского мира», там, по мнению большинства жителей Румынии, живет не просто братский народ, а часть собственного народа.

Владислав Кульминский: Советник президента господин Арестович сказал, что в Приднестровье, по его оценкам, может набраться максимум 5-6 тысяч человек, из них будут 40% молдаване, 30% украинцы. Он задавал вопрос: пойдут ли они воевать с Украиной? Представить себе, что Приднестровье пойдет на такой самоубийственный шаг…

Антон Борковский: Не будет никакого самоубийственного шага. Мы знаем: к сожалению, сейчас дела ведутся очень и очень жестко. Приднестровье или тот или иной резидент РФ в Приднестровье может действительно подписаться под провокацию, запротоколировать ее, и после этого «доблестный», омраченный многими преступлениями Черноморский флот может взять на мушку город Кишинев и совершить то же, что с Одессой, Мариуполем или Киевом. У Черноморского флота достаточно ракетных аргументов, для того чтобы создать принципиально иную ситуацию в Кишиневе.

Владислав Кульминский: В Кишиневе в это просто отказываются верить, но такое нельзя исключать, и ведется соответствующее планирование.

Виталий Портников: Для этого не нужен никакой вооруженный поход.

Владислав Кульминский: Это совершенно апокалиптический сценарий.

Антон Борковский: Мариуполя как города уже почти нет, Волновахи нет.

Владислав Кульминский: Начало боевых действий на территории Республики Молдова – это очень серьезное расширение конфликта, и здесь очень сложное переплетение разных интересов. Молдова сегодня не в том положении, в котором находилась Украина. У Украины сильные институты, сильная армия, там все эти годы велась достаточно серьезная подготовка. В Республике Молдова институты достаточно слабые. Но, конечно, Республика Молдова будет делать все возможное, чтобы этому противостоять.

Виталий Портников: Я могу только пожелать, чтобы эта война, в которой живут граждане Украины уже более 70 дней, обошла стороной Республику Молдова даже на фоне воинственных заявлений российских руководителей и пропагандистов.

Источник: www.svoboda.org

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.