«За противодействие СВО»: как гражданские украинцы попадают в российские СИЗО без обвинений, сидят без адвокатов и без связи с родными

0 91

В следственных изоляторах России и на временно оккупированных территориях находятся тысячи гражданских украинцев, говорится в расследовании Русской службы Би-би-си. Одних задержали на оккупированных территориях и предъявили какие-то обвинения (например, в терроризме за помощь ВСУ или принадлежность в прошлом к правоохранительным органам или службу в украинской армии). Других задержали с неясно что означающей формулировкой «за противодействие СВО». Такого правонарушения или преступления в российском законодательстве нет, максимальный срок задержания даже в условиях военного положения – 30 дней, но при этом людей не выпускают месяцами, многих – более года. Их держат в изоляторах и колониях на территории так называемых «ДНР» и «ЛНР», в аннексированном Крыму и на территории России – без статуса задержанных или обвиняемых. Из-за того что процессуально этих людей не существует, к ним не могут попасть адвокаты и родственники не могут ни связаться с ними, ни выяснить точно, где держат их похищенных близких.

Как родные узнают о судьбе пропавших гражданских

В некоторых случаях задержания происходили при свидетелях: как на оккупированных территориях, так и во время процедуры так называемой фильтрации. Ее были обязаны проходить все люди, добровольно, вынужденно или принудительно выезжающие на территорию России – например, во время блокады Мариуполя. «На первом этапе, на фильтрационных пунктах, их всех проверяли, брали отпечатки пальцев, у мужчин смотрели тело, телефоны смотрели. И потом часть из них, тех, кто оказался нелояльными по отношению к России, задерживали и отправляли в фильтрационные лагеря на 30 суток. Там уже были гораздо худшие условия содержания, гораздо более жесткие: были и избиения, и пытки и не было медицинской помощи, очень плохо кормили. Но все-таки какая-то часть людей после 30 суток была освобождена, а какая-то часть попала неизвестно куда. Я еще раз подчеркиваю, совершенно неизвестно куда», – описывает судьбу не прошедших фильтрацию Евгений Захаров, глава украинского Хельсинкского союза по правам человека, директор Харьковской правозащитной группы.

Еще один источник информации, из которого родные гражданских украинцев узнают, что их близкий человек в колонии или в СИЗО в России или в оккупации – другие гражданские или военнопленные, вернувшиеся в Украину во время обменов. Они называют имена своих сокамерников, и иногда по запросу через Красный Крест удается подтвердить, что этот человек действительно все еще находится в этом изоляторе.

Другой способ, который проверили журналисты Русской службы Би-би-си и адвокаты, с которыми они беседовали, – сервис ФСИН-письмо. Защитники и родственники наудачу рассылают письма в разные СИЗО России – и иногда получают ответ, что письмо прошло тюремную цензуру и вручено адресату. Это косвенно подтверждает, что такой человек сидит в этом изоляторе – но пытаясь встретиться с ним, адвокаты получают отказ, так как у задержанных за «противодействие СВО» гражданских никакого статуса нет – а значит, защитник им не положен.

Как подсчитать количество гражданских украинцев, пропавших в России

Точных данных о том, сколько гражданских украинцев находятся в российском плену, нет. Согласно украинскому министерству реинтеграции, в ноябре 2023 года в неволе находились 763 гражданских украинца. Но это лишь установленные, подтвержденные факты. При этом украинский омбудсмен Дмитрий Лубинец в сентябре заявлял, что гражданскими заложниками могут считаться около 25 тысяч граждан Украины. По оценкам проекта по поиску пропавших украинцев «Найти своих», речь идет примерно о 7500 гражданских украинцах, которые могут быть в России, а также на территориях аннексированного Крыма или оккупированных областей Украины.

«Я доверяю цифре, которую назвал недавно на публичной встрече представитель Координационного штаба по вопросам обращения с пленными. Цифра была названа 14 тысяч человек – столько гражданских лиц находится в следственных изоляторах Российской Федерации, учреждениях исполнения наказаний, а также в аналогичных учреждениях на оккупированных территориях Украины», – говорит глава украинского Хельсинкского союза по правам человека Евгений Захаров.

Захаров назвал в эфире Настоящего Времени еще одну цифру – похищенных на оккупированных территориях Харьковской области, Херсонской области, Запорожской области, Луганской области: «В нашей базе данных, которую ведет инициатива «Трибунал для Путина», записано около 4300 человек, пропавших без вести. Из них около 200 детей. И как раз в Харьковской области – более половины».

«Принудить замолчать тех, кто склонен к сопротивлению»

Что касается возможных причин захвата гражданских украинцев российскими властями на оккупированных территориях, глава украинского Хельсинкского союза по правам человека высказывает такое предположение:

«Россия проводит на оккупированных территориях политику, целью которой является принудить тех, кто склонен к сопротивлению, тех, кто плохо относится к России, к российской власти, к оккупационной власти, разоружиться и замолчать. Или же, если они априори считаются нелояльными, то их надо изолировать. Прежде всего, в зоне риска находятся люди, которые участвовали в антитеррористической операции на первой фазе войны, люди, которые работали в полиции, пограничники, люди, которые работали просто в органах местного самоуправления и в органах государственной власти. И кроме того, скажем так, местные лидеры общественного мнения: это предприниматели, депутаты местных советов, мэры, журналисты, учителя и даже священники. Мы занимались изучением того, кто именно похищается на оккупированных территориях и можем довольно уверенно утверждать, что, в первую очередь, похищают и увозят в Россию тех, кого считают нелояльными российской власти. Одновременно это и способ запугать всех остальных и сделать так, чтобы они привыкли к мысли, что не имеет смысла сопротивляться и нужно эту реальность признать, ту, которая есть, ту, которую навязывает оккупационная администрация».

Что касается возможностей гражданских украинцев попасть в обменные списки, то они невелики по сравнению с тем количеством людей, которые числятся пропавшими и похищенными:

«Гражданских поменяли 147 человек, и в последнем обмене – еще шесть, итого 153. Это большая редкость. И [в отношении] гражданских заключенных, и военнопленных – в отношении всех [российскими властями] используется одна и та же формулировка, а именно: противодействие «специальной военной операции» СВО. Исходя из этой формулировки, уже к некоторым военнопленным применяют и другие статьи уголовного кодекса Российской Федерации, привязывая к этим делам и убийства мирных жителей, и терроризм, и так далее. Причем часто там доказательства никакие. А что касается гражданских, то кроме этого «противодействия СВО» нет вообще ничего», – говорит Евгений Захаров.

Источник: www.currenttime.tv

 

Pentru mai multe informații abonează-te la canalul nostru de TELEGRAM

Вам также могут понравиться
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.